День тринадцатый // Чантабури: фрукты, приматы, Будда и водопад

Esseka cisak, elinaabele nefalaktus
tusilebtsan tustoptsan. Alaktustsart
nindedei yilcinene.

Когда волна бьет о берег, маленькие рыбки,
которые плавают, дохнут; их глотают птицы,
которые летают; а тех пожирают звери,
которые бегают.
А иилане едят их всех.

                                           Апофегма иилане

Сегодня экскурсия была в Чантабури. Накатали в общей сложности километров 600, в составе из пяти человек. Все были адекватные и непьющие, не такие.

Первый поинт — фруктовая плантация. Это огромный участок земли, из которого владельцы пытаются выжать максимум возможного — засеян и гевеей и фруктами и будущим биодизелем — тапиоккой. Между плантациями проложены дороги, по которым туристов и возят.

Работают люди всех возрастов — как я и говорил, пенсии тут нет. Но правда, в языке и нет понятия «голод». Втыкаешь в землю палку — через некоторое время она пускает корни и начинает плодоносить круглый год. В северных провинциях царит бедность, доход семей хорошо, если дотягивает до 1000 бат в месяц. Там дети обычно уходят из школы, даже не заканчивая шесть бесплатных классов, финансируемых Его Величеством. Детей много — без пенсии только на них у стариков и надежда. Ну по крайней мере, не надо тратится на еду.

Иногда вся семья выбирает наиболее сообразительного ребёнка и тянет его дальше — такие дети заканчивают школу полностью, иногда получая дотацию на последующее образование — и в дальнейшем содержат всю семью.

Детей родители не воспитывают. Трудовое законодательство на стороне работодателя — выходных часто только два в месяц, а декретный отпуск — 3 месяца. Поэтому воспитывают дедушки, бабушки, тёти и дяди. То есть на отдыхе и содержании родители себя окупают.

На куктусе растёт наиболее мне полюбившийся плод — Драконий Глаз. Запал я на драконов в последнее время.

Под кактусами скромно сворачивает листья от лёгких прикосновений стыдливая мимоза.

Это рамбутан. Счищаешь волосатую шкурку и ешь что-то земляникообразное по вкусу.

Папайя. Из неё делают острый вкусный салат. Ближайший аналог по вкусу — корейская морковь.

Созревшая.

Маракуйя — не понял этого фрукта. В оболочке много семечек, покрытых кислой оболочкой. Используется как жаропонижающее после дуриана, для этого и выращивают.

Ананас недозрелый. Пробовать не стали.

Тут же продаётся и мёд.

Извлекают из сот на месте, в центрифуге.

Дегустационная площадка.

Полигон для дегустации дуриана, по причинам, изложенным мною ранее, находится на расстоянии метров пятидесяти. После дегустации сразу нужно помыть руки и лицо. Должен сказать, что если успеть съесть дуриан до ферментации — он очень вкусен. Есть один замечательный эффект — фрукт очень горячительный. Не в плане того, что он острый, он просто разгоняет метаболизм и работает лучше любого вейдеровского жиросжигателя, поэтому алкоголь после него употреблять нельзя ещё сутки.

А это джекфрут — плод хлебного дерева.

А так выглядит процесс добычи латекса — течь начинает сразу после надреза.

Топливную тапиокку сажают под молодой порослью латексных деревьев, чтобы место не пропадало. Потом, по мере взросления гевеи, прекращают, и поле превращается в источник каучука. Через 17 лет и гевеи засыхают, тогда всё вырубается и цикл начинается по новой.

Следующая остановка — буддистский монастырь, но не тайский, а китайский.

О монашестве. Оказывается каждый таец хоть раз в жизни бывает монахом. Обычно уходят в монастырь месяца на три после армии, и обязательно после смерти родителей. Так что монах с сигаретой на улице — не редкость. Многие совсем уж бедные семьи отдают детей учится в школы при монастырях — там кормят и одевают бесплатно. С недавних пор трушность монаха определяется цветом тоги. Совсем светлая — временный, оранжевая — «контрактник», тёмная — «старослужащий». Женщины носят белые тоги.

Будд здесь много, обычно тайский Будда на переднем плане, позади, со свастиками на груди, китайские. Есть и статуя богини Белой Тары, реинкарнацией которой в Бурятии признали Медведева. В помещениях накурено благовониями, из музыкального центра с хорошим усилком играют мантры. Через некоторое время пронимает, становится легко на душе и впадаешь в транс.




А это — кладбище. Буддисты людей только кремируют, что правильно и гигиенично. Часть пепла хранится в монастыре, часть — дома, под порогом или в домике для духов, а часть обязательно развеивают над водоёмом.

Король тоже был монахом, да и планировал им остаться — но смерть наследника вынудила его короноваться. Кстати, сейчас празднуют второй день уже коронацию, с шествиями белых слонов и цветами.

Обезьянья гора. Живописный уголок, облюбованный хамскими приматами. Был ими обнят и расцелован, едва выйдя из машины. В ларьке рядом со стоянкой продаётся арахис, его они и клянчат. Гид взял рогатку, и пугал ею наиболее приставучих. Видимо, по жопам орехами они получают часто, так что разбегаются даже от демонстрации растопыренных пальцев. Вообще — милые созданья, раньше мне почему-то казались противными. Они здесь тоже священные животные, обижать нельзя.

И вот, собственно, место, куда я всю жизнь мечтал попасть — в сказку. Это красивейшив водопад, образованный двумя меньшими водопадами высоко в скалах. Тайский гид, оказалось, весьма сносно общается на английском, и языкового барьера между нами не было. Я уже много писал о том, что народ очень добрый и очень отзывчивый, любит всяческие забавы и пошутить.

Сначала намерений лезть в горную реку у меня не было, но гид фактически заставил — общаться с карпами и чистить карму. Была закуплена стручковая фасоль для рыбокормления и начался экшн.


Местные друг над другом прикалываются — кидают фасоль рядом с купальщиками. Карпы буквально сбивают с ног, лурят хвостами по лицу. Как единственный европеец сегодня я был вне конкуренции. Девки с хохотом метали в меня стручки горстями, и я был погребён под целым косяком карпов. Карп, кстати, тоже священное животное — его не едят. Здесь чёрные, а у гида дома живут синие. Есть и гигантские белые, пятнистые и прочие.

Это пямятник первой жене короля Рамы Пятого. Она здесь утонула, а местные ничего не могли сделать, потому что прикосновение к монаршей особе карается смертью. Причём не только своей, а всей семьи до седьмого колена. Конечно, после данного случая в закон была внесена поправка — теперь он не касается случаев, когда особа королевской крови находится в опасности.

А это пирамида в её честь.

А крыша нет, на место не встала.

UPD: Перезалил все видеоролики.